hell13 (hell13) wrote in ns_gesellschaft,
hell13
hell13
ns_gesellschaft

Category:

..ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЙ АДОЛЬФА ГИТЛЕРА 20-Х ГОДОВ...

(ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЙ АДОЛЬФА ГИТЛЕРА 20-Х ГОДОВ)



Что представляют собой наши либералы? Кому служат наша пресса, биржа и масонство? Все они - орудия еврейства.

Интернационализм и демократия - два понятия, неотделимые друг от друга.

Когда нет ни воображения, ни талантов, не остается ничего другого, как стать интернационалистами.

В демократии нет абсолютно ничего германского, от нее за тридевять земель разит еврейским духом.

Наши правительственные органы не принадлежат сами себе, а обслуживают интересы других государств. Именно поэтому и произошла переоценка ценностей: то, что раньше считалось хорошим и достойным примера, объявляется ныне плохим и никуда не годным.

Германия превратилась в колонию. Таковой ее сделали интернационалисты. Мы живем под пятой интернационала: нами правит международный еврейский финансовый капитал.

Немецкие интернационалисты напоминают собой скотину, которая заслуживает лишь того, чтобы ее зарезали на живодерне кошерным способом.

Что такое интернационализм? Кто должен быть интернационалистом? Конечно, немецкий рабочий. Он должен быть "братом" китайского кули, малайского кочегара, русского сплавщика леса; все эти люди, видите ли, ближе ему, чем немецкий работодатель.
Вам рассказывали эти басни десятки лет, и вы верили им. На самом же деле существует только один единственный интернационал, да и только потому, что построен он именно на национальной основе, - это интернационал еврейских биржевиков и их диктатуры.

Любое государство, проповедующее интернационализм и общечеловеческие ценности - рай для евреев.

Сущность евреев - паразитизм и эксплуатация других народов. Поэтому капитализм - наиболее еврейская форма ведения хозяйства.

Уважение к великим людям и к нашему историческому прошлому должны стать священной обязанностью молодежи.

Если бы миллионы людей обладали хотя бы только волей к на циональному фанатизму, оружие явилось бы из-под земли, из нашего сжатого кулака!

Социалист - то, кто готов стоять за свой народ всеми фибрами своей души, кто не знает более высокого идеала, чем благо своего народа, кто кроме того понял наш великий гимн "Германия, Германия превыше всего" так, что для него нет на свете ничего выше Германии, народа и страны, страны и народа.

Национальный и социальный - два тождественных понятия.
Быть социальным означает так построить государство и жизнь народа, чтобы каждый действовал в интересах народа и был настолько убежден в его благостности и безусловной правоте, чтобы быть в состоянии умереть за него.

В чем разница между странами Западной Европы и Россией начала века? Евреи поняли, что в последней не исключена возможность нового просвещенного деспотизма. В самом деле, глава государства располагал здесь тремя мощными факторами. Это - армия с ее громадным, изумительно подобранным офицерским составом, чиновничество с его мощным аппаратом безусловно верных своему долгу чиновников и широкие народные слои, не зараженные еще внутренним ядом.

Марксизм должен автоматически стать движением людей, которые, работая только физически, либо не в состоянии логически мыслить, либо отвернулись от всякой умственной работы вообще. Это - гигантская организация рабочей скотины, оставшейся без руководства.

В наши дни свергнута идея авторитета, связана свобода и творческие возможности личности, на гениальность вождей наложены цепи, мешающие им развернуться, - все это заменил демократический принцип большинства, который всегда и везде означает победу более низкого, плохого, слабого и, прежде всего, трусливого, безответственного. Масса убивает личность.

Наше движение не должно видеть свою задачу в том, чтобы посылать возможно больше депутатов в рейхстаг и ландтаги и увеличивать таким образом число охотников до депутатского жалованья. Нет, необходимо другое, необходимо нести просвещение в национальном духе в самые широкие слои нашего народа, сделать из этих слоев орудие борьбы против попыток разрушить, наше культурное и национальное единение, от которого зависит наша судьба.

Совместными усилиями демократия и марксизм сумели разжечь между немцами и русскими совершенно безрассудную, непонятную вражду; первоначально же оба народа относились друг к другу благожелательно. Кто мог быть заинтересован в таком подстрекательстве и науськивании? Евреи...

Надо было разрушить Германию, последнее социальное государство в мире; с этой целью на нее натравили двадцать шесть государств. Это было делом прессы, находящейся в исключительном владении одного и того же вездесущего народа, одной и той же расы, которая фактически является смертельным врагом всех национальных государств. В мировой войне победил Иуда.

Мы не желаем другого Бога, кроме Германии. Что нам нужно, так это фанатизм в вере, надежде и любви к Германии.

Национальная революция не должна предшествовать взятию политической власти; овладение полицейским аппаратом государства является предпосылкой национальной революции. Другими словами - необходимо, по крайней мере, сделать попытку овладеть этим
аппаратом хотя бы по внешности легальным путем; при этом мы, безусловно, согласны, что на этот легальный путь придется вступать под более или менее сильным нелегальным давлением... Риск будет тем меньшим, чем больше выступление будет опираться на симпатии народа и чем больше оно будет производить вовне впечатление легальности.

Не надо чересчур беспокоиться о программе. После того, как мы вступим в управление страной, программа явится сама собой.

Что можете вы дать народу (обращался Гитлер к старым правым партиям), какую веру, за которую он мог бы ухватиться? Ровно никакой! Ибо вы сами не верите в свои собственные рецепты. Зато величайшая задача нашего движения - дать этим алчущим и заблуждающимся массам новую, крепкую веру, чтобы они могли хотя бы отдохнуть душой. И мы выполним такую задачу, будьте уверены!

Я не считаю задачей политического вождя предпринимать попытки улучшения человеческого материала, а тем более добиваться его объединения по одному трафарету. Темпераменты, характеры и способности отдельных людей настолько различны, что нет возможности сколотить сколько-нибудь значительную массу совершенно одинаковых, подстриженных под одну гребенку людей. В задачу политического вождя не входит также выравнивать эти недо-
статки путем "воспитания" воли к единству. Каждая попытка в этом направлении заранее обречена на неуспех. Натура человека - конкретный факт, который не поддается изменению в каждом отдельном случае; здесь необходим процесс развития, продолжающийся столетия. А в общем даже в этом последнем случае предпосылкой являются изменения основных элементов расы.

Итак, если бы политический вождь пошел по этому пути, ему пришлось бы для достижения своих целей рассчитывать на целую вечность, а не на годы или даже не на столетия.

Задача его, следовательно, может заключаться только в том, чтобы в результате долгих поисков находить в различных людях те стороны, которые дополняют друг друга и, будучи сложены вместе, образуют одно целое.

Пусть руководитель не обольщает себя надеждой, что ему удастся дать движению "универсальных" людей. Нет, он будет иметь дело с людьми самого различного склада, которые только в своей совокупности (приспособляясь друг к другу в деталях) могут дать гармоническое целое.

Если он уклонится от этой истины и вместо этого будет искать людей, отвечающих его идеалу, то в результате не только потерпят крушение его планы, но и организация через короткое время превратится в хаос. И напрасно он будет в этом винить отдельных членов партии или своих помощников, это будет следствием его собственного непонимания и неспособности...

Поэтому я буду считать своей задачей указывать людям с различными темпераментами, способностями и характерами такую роль в движении, в которой они могли бы, взаимно дополняя друг друга, проявить себя на общую пользу.

Мы заявляем, что во время неизбежных беспорядков мы будем защищать жизнь, собственность, дома и место работы тех, которые вместе с нами открыто примкнут к нации. Мы отказываемся однако защищать ценой своей крови чуждые нам элементы и господствующую ныне систему.

Я руковожу движением, и никто не ставит мне условий, пока я лично несу ответственность за все, что происходит в нашем движении. В нашей борьбе имеются только две возможности: либо враг пройдет по нашим трупам, либо мы пройдем по его трупам. И я желаю, чтобы моим саваном стало знамя свастики, если мне придется погибнуть в борьбе.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment